Священник Владимир Герченов: «Писатель, будучи верующим человеком, уже не может видеть мир иначе, как только евангельской точки зрения»

Священник Владимир Герченов: «Писатель, будучи верующим человеком, уже не может видеть мир иначе, как только евангельской точки зрения»

Об этом накануне благочинный церквей Мценского округа протоиерей Владимир Герченов сказал в Москве в Шолоховском зале Союза писателей России, где прошёл творческий вечер секретаря Правления Союза писателей России, поэта Алексея Шорохова. Ровно 30 лет отец Владимир крестил Алексея Шорохова в Орле, и с тех пор является его духовником.

Алексей Алексеевич Шорохов родился в Орле в 1973 году, окончил филологический факультет Орловского университета, Московский литературный институт им. А.М.Горького и аспирантуру при нем. На вечере «Война и Мiр» были представлены новые книги автора «Война» и «Из сияющей мглы».

В своем приветствии священник особо отметил, что творчество Алексея Шорохова — духовное; он, будучи искренне верующим человеком, уже не может видеть мир иначе, как только с духовной, евангельской точки зрения; и, как добрый самарянин, уже не может пройти мимо, вникает и врачует, пользуя свой поэтический дар. «Побывав на войне, Алексей Алексеевич не описывает видимые военные события, а говорит о мире, который должен быть вместо войны, и необходимость и значимость которого могут более всего очевидны как раз на войне», — подчеркнул священник.

Свое доброе слово о человеческом и мужском характере поэта сказал председатель Союза писателей России Николай Иванов, кому не однажды доводилось ощущать рядом крепкое надёжное плечо воина и настоящего товарища — Алексея. Ведь писателям доводится и в горячих точках мира бывать, и в суровых российских регионах, и преодолевать многотысячные расстояния.

Священник Владимир Герченов: «Писатель, будучи верующим человеком, уже не может видеть мир иначе, как только евангельской точки зрения»

Друзья Алексея, поэты и писатели, — а их собралось в этот вечер более двадцати — высказывались искренне и с лёгкостью, на какую только способны настоящие соратники. Говорили добрые слова, и, конечно, — читали стихи, — и шороховские, и свои.

152